История жизни Виктора Зеликова — автора дневника zelikov24.ru

Виктор  Зеликов

Здравствуйте, дорогие читатели, меня зовут Виктор Зеликов, мне уже 63 года, на данный момент проживаю в Сибири у стен знаменитой Саяно-Шушенской гидроэлектростанции (которая вторую печальную известность получила в 2009 году после аварии, когда погибло 75 человек!).

Вот уже 35 лет я живу в этом прекрасном, даже сказал бы красивейшем крае, у подножья Саянских гор, в городе Саяногорске. С одной стороны – вершины гор, а с другой – простилается Кайбальская степь.

Но прежде чем я сюда попал, был путь поиска своего места проживания: это и степи Казахстана, и ласковое Чёрное море, и плодородная Кубань, где прошли лучшие годы, а потом – суровые северные морозы (хоть и не долго), горы и степи Хакасии.

ДЕТСКИЕ ГОДЫ

 дом в Усть-Лабинске

Родился я во времена освоения целинных земель в Северо-Казахстанской области, в суровые февральские дни. Видимо, это и наложило отпечаток на мой жизненный путь. Когда мне было три года, родители переехали из Казахстана на тёплую и плодородную Кубань, о которой тогда ещё говорили: “Воткни оглоблю вечером, а утром уже вырастет дерево!”

Привезли меня в станицу Кирпильскую, где мы прожили почти четыре года. Уже там начал я увлекаться рыбалкой (речка была сразу за усадьбой): сперва ловил мелочевку, но чем старше становился, тем больше росли и трофеи. Потом родители переехали в город Усть-Лабинск, где я пошёл в первый класс, но все каникулы проводил в деревне у бабушки и дедушки.

Помимо моего увлечения рыбалкой были и обязанности по дому: утром выгнать корову на пастбище, вечером встретить, полить каждый вечер грядки с овощами (и прочий деревенский труд: прополка огорода, сбор урожая).

Так и приучили меня трудиться, помогать взрослым во всём, ведь в то время даже телевизоры были не у всех. Да что там телевизоры, я ещё захватил то время, когда даже электричества не было в станицах и хуторах, зато на улице в выходные собирались даже взрослые поиграть с детворой в "лапту”.

Школьные годы

школа 2 в Усть-Лабинске

Проучившись три года в старой школе, которая была построена ещё в сороковых годах прошлого века, я перешёл в новую, современную по тем временам. В жизни класса всегда принимал активное участие, был первым в спортивных соревнованиях, хотя успеваемость была не очень.

Я учился уже в шестом классе, когда в школу пришёл новый учитель физкультуры: он играл за сборную края по гандболу, но с возрастом бросил это и пришёл к нам учителем. А так как практически два месяца занятия проходили на свежем воздухе, то часто, поделив класс пополам, он проводил свободный урок.

Мы играли в футбол: тогда почти все мальчишки увлекались им (и хоккеем). И вот как-то на уроке, играя в футбол (а я всегда стоял в защите или полузащите), я вышел с физруком один на один. Удар – но я не увернулся, и мяч пришёлся мне по ногам. Удар был такой силы, что сбил меня с ног, но, поднявшись, я продолжил борьбу за мяч.

Не прошло и пяти минут, как комбинация повторилась, только на этот раз физрук хотел послать мяч в ворота выше меня, но я его немного опередил и получил сильнейший удар в голову, что даже на какие-то секунды потерял сознание. Меня вытащили с поля и усадили на лавочку.

Но через пару минут я опять занял своё место на поле, и когда в очередной раз учитель вышел один на один со мной, он просто отдал пас мне, не рискуя в третий раз отправить меня в нокаут мячом.

А на следующий год он меня сам отвёл в городскую юношескую секцию по футболу, которая защищала честь города – я участвовал в районных и краевых соревнованиях. После краевых игр, где мы заняли второе место, я почему-то бросил этот вид спорта.

За тот год подтянул свою хромающую успеваемость, увлёкся историей и литературой, но по окончании школы никуда поступать не захотел. Пошёл работать, чтобы потом решить, какую специальность выбрать для себя!

россельхозтехника

Начало трудовой деятельности

Потрудившись два года в "Россельхозтехнике”, я получил за это время сразу две специальности: тракториста – по которой так и не работал, и слесаря. Последняя специальность меня кормила всю жизнь, хотя и менялись приставки.

Работал слесарем по ремонту тракторов (разборка – сборка – дефектовка деталей), слесарем-монтажником металлоконструкций, слесарем-станочником с допуском работы на таких станках как сверлильный, гильотина, на прессах ударных и плавных-гибочных, слесарем-сантехником, слесарем по ремонту и наладке торгового оборудования.

После "Россельхозтехники” захотелось увидеть мир – поехал поступать в училище по подготовке специалистов для работы на торговых судах загранплавания. Но так как документов было подано больше чем учебных мест, не прошёл по конкурсу, остался работать в этом Черноморском городе Туапсе, на судоремонтном заводе имени “Дзержинского”.

Работая на заводе, никогда не расставался со своим любимым хобби (как сейчас называют) – с рыбалкой: ловил черноморских рыб. Они все разноцветные по сравнению с речными или озёрными и не все съедобные.

Например, зеленушка раскрашена всеми цветами радуги, хотя и преобладает больше зелёный, но в пищу не идёт. Я сам не пробовал, но утверждают, что если при варке высыпать полпачки соли в кастрюльку, рыба всё равно будет сладкой, как будто её варили в сладком сахарном сиропе.

А также ловил ласкар, черноморских ставриду и хека (голяка), барабульку (по форме тела чем-то напоминает пескаря озёрного), бычков, камбалу – список пойманных рыб можно перечислять долго.

Сам город Туапсе хоть и небольшой, но красивый по-своему: там много мест, где можно приятно провести время помимо пляжа. Во время Великой Отечественной войны город не был захвачен фашистами, так как прикрывал сухопутный проход в Сочи, но стоят памятники девчонкам-зенитчицам, напоминающие о том суровом времени.

город Туапсе

Особенно красивое место было возле зенитки, которая возвышалась напротив судоремонтного завода, оттуда был прекрасный вид на вечернюю панораму города. Вообще, черноморские города хоть и рассчитаны на отдыхающих, но в них есть свои достопримечательности, которые запоминаются надолго. У каждого посёлка есть своя уникальная легенда или история происхождения.

Так, проработав всего год на судоремонтном заводе, по состоянию здоровья пришлось уволиться. Куда идти работать? Ведь в то время могли привлечь за тунеядство.

Заполярный круг

северное сияние

Друзья предложили заключить договор и поехать на север всего-то на полгода. Не долго раздумывая, я подписал все документы – и в путь за романтикой! И как поётся в песне: “Люди едут за деньгами, а я еду за туманом и за запахом тайги…”.

Так, расставшись с тёплым южным краем, я рванул в суровые северные районы, и по иронии судьбы сменил Краснодарский край на Красноярский край. Проехав на поезде до Красноярска, а потом по живописным и суровым местам тайги, вниз по реке Енисей, мы дошли до города Игарка.

По пути следования увидели, как зарождается полярный день, когда на второй день пути на горизонте едва заметный рассвет светил всю ночь, а на третий, вообще, было светло как днём, так и ночью. Только диск солнышка прятался на час-полтора за горизонт – “кусочек” ночи мы увидели только в конце августа.

Местного населения там было немного, но во время сезона отгрузки леса на экспорт приезжало добровольно и по договору более пятнадцати тысяч человек, хотя на погрузку леса на суда река-море достаточно было 5-7 тысяч рабочих.

Вот там я узнал, что такое вечная мерзлота, побывал в естественном музее-холодильнике, где есть экспонаты, замёрзшие несколько тысячелетий назад, но были и такие, что специально заморозили для потомков! Это был музей-холодильник в естественных условиях.

Там же пришлось поработать в холодильнике, который был вырублен в вечной мерзлоте на глубине 5-8 метров по стратегическому назначению. Уникальное сооружение длиной в сто пятьдесят метров коридорного типа с комнатами-камерами, где хранились продукты.

Там хранили в основном мясо, причём разного срока закладки: от 5 лет до 50 лет! В основном это говядина, свинина, баранина. Был даже хлеб, упакованный в пакеты. Что ещё там хранилось, не знаю, эти продукты мы перекладывали.

Подрабатывали как-то в начале октября и, возвращаясь с работы, увидели северное сияние. Это бесподобное явление природы, когда стоит электрический треск в морозном воздухе, а по небосклону переливается зеленоватая волна.

Почему-то появилось северное сияние с приходом сильных морозов до -40, тогда там был воздух сухой, и этот “холодок” ощущался, как сильный и сухой пар в бане: так же обжигал. Но со строительством Туруханской ГЭС климат стал влажным, и появились ветра, а морозы стало намного трудней переносить.

Местные жители говорили, что в январе-феврале бывает цветное северное сияние, подобие цветам радуги, но, увы, я уехал в середине ноября из этого сурового и красивого заполярного круга.

Почти месяц ехал домой: проехал по Сибири, побывал во многих городах. А по приезде на Кубань сказал родителям: “Я уеду в Сибирь”. И хотя родители приложили все усилия, чтобы не уехал, при первой же возможности я сдержал свое слово.

саянский перевал

По приезде с Игарки домой на Кубань я долгое время болтался, не работал. Тянуло в суровый край: кого-то тянет на берег моря, а меня почему-то в тайгу. Но ехать в неизвестность не хотелось – начал искать объявления в газетах, но ничего стоящего в Сибирских городах не попадалось.

Работа на мясокомбинате

Прошло некоторое время, я устроился на мясокомбинат слесарем. Там же познакомился с будущей женой, женился, родилась дочь. Родители думали, что я уже никуда не поеду. Тем более, что на комбинате вёл бурную общественную деятельность, был зам. председателя профсоюза, участвовал в художественной самодеятельности.

Запомнился один случай с концертом на предприятии. Ко Дню защитника Отечества ставили сценку про горе начальников и таких же рабочих. Всю подробно описывать не буду, но смысл такой: летний день, трое рабочих сидят отдыхают, приходит механик и даёт задание поменять срочно трос на автокране.

Рабочие лениво идут менять, в этот момент появляется главный инженер и приказывает срочно прикатить бочку с маслом в компрессорный цех. Не успели работяги дойти до бочки, как пришёл директор и приказал установить фонарь возле проходной.

А тут, как раз, и конец смены подошёл, а рабочие ничего не сделали! Зал катался со смеху. И только главному инженеру почему-то было не до смеха, он тихо сказал директору:

Уволю всех “артистов”!

На что директор ответил : “Только попробуй”. Ведь комбинат был образцово-показательный, и слишком “большие” гости заезжали на предприятие.

Каждый год я радовался расцветающим садам по весне, но меня тянуло в Сибирь, и вот, по прошествии семи лет я всё же покинул Краснодарский край и уехал в тогда ещё неизвестную Хакасию.

Опять Красноярский край

Сделал запрос в Тюменскую область на нефтедобывающие предприятие, но ответа всё не было. Ответ пришёл аж через три месяца, когда я уже уехал работать в Саяногорск.

город Саяногорск

Так получилось, что к соседке приехала подруга, ветеран войны: она отдыхала по путёвке в Сочи и заехала в гости. Рассказала о молодом строящемся городе Саяногорске с перспективой получить жильё и довольно быстро (тогда ещё можно было получить бесплатно квартиру).

Итак, не дождавшись ответ из Тюмени, я решил поехать в Саяногорск, пока один на разведку, думаю: если все будет нормально, заберу к себе семью. Прилетел третьего июня, при приземлении стюардесса объявила, что в аэропорту температура +4! И это после Краснодарских +24-26!

Но каково было удивление, когда эти четыре градуса были намного приятней тех +26: просто не чувствовалось холода из-за низкой влажности воздуха, в километре видны были многоэтажки города.

Первый дом был построен 1977 году и сдан в эксплуатацию в октябре, отсюда начался отсчет города. Дома росли, как грибы после дождя – сдавали по 2-3 дома в год.

Взлетел самолёт, взяв курс на обратный путь, а в воздухе повисла тишина, и лишь пение жаворонков нарушало это безмолвное молчание Хакасской степи.

Первые дни остановился у той женщины, что посоветовала приехать в этот город. Практически это была большая стройплощадка, а не Саяногорск, на завод приём был ещё закрыт, так как ещё шла полным ходом стройка, обещали начать набор в августе.

Походив по городу в поисках работы слесарем, я ничего не нашёл, верней были рабочие места, но не было общежития на первое время, или не устраивали зарплата и условия труда.

Хотел уж уехать назад, но зашёл в строительное управление, решил попробовать себя на стройке по специальности плотник-бетонщик. Работал по строительству жилья из железобетона: возводили панельные девятиэтажные дома, а также садики.

Хотя основная профессия – слесарь: мне хотелось заработать квартиру. Тогда ещё можно было её получить бесплатно до 1992 года, но, проработав два с лишним года, я понял, что квартиру придется ждать очень долго.

На стройке увидел все прелести суровой сибирской природы, особенно здесь, в Хакасии, когда при -36 градусах лопаются петли на плитах как стеклянные, а не стальные.

Зимой мороз до -40, а летом – жара до +30. Если это зима, то снег в тайге уже к Новому году достигает до метра и более. А летом, когда сперва зацветают жарки – без подобной красоты, а потом с июля начинаются грибы, ягоды – полное раздолье для пеших походов в тайгу за дарами природы.

 цветы жарки фото

Здесь чистый таёжный воздух, и можно спокойно напиться из многочисленных ручьёв прозрачной воды без хлорки, но с примесью всевозможных минералов, таких полезных для организма!

Со строительством Саяно-Шушенской ГЭС климат стал более мягкий – росло практически всё! В садах посёлка гидроэнергетиков – Черёмушках появились южные садовые культуры, такие как: виноград, черешня, персик, многие сорта яблок.

В то время, как в близлежащих деревнях, уже за 60-70 километров от ГЭС, кроме ранетки (яблони дички) ничего не выживает. Кустарниковые культуры ещё выживают, такие как малина, смородина.

Отработав на строительстве жилья два года и освоив специальность плотника-бетонщика, я понял, что быстро квартиру не получить ближайшие лет десять.

Ушёл на строительство комбината сборно-разборных зданий (комбинат сборно-разборных зданий). Работая на строительстве, окончил заочно Красноярский строительный техникум по специальности “Техник-строитель”. Но как был слесарем, так им и остался.

Через два года, как пришёл на строительство комбината, запустили основное производство по выпуску вагончиков: предложили мне перейти в цех по заготовке деталей для домиков-вагончиков, которые пользовались большим спросом как у местных чабанов (пастухов овец), так и у вахтовиков-нефтяников.

домик вагончик

Вагончики поначалу делали каркасные (3*6 м), а через год освоили производство 3*9. Но это была неосновная продукция по проекту. Изначально он так и проектировался: алюминиевый завод выдавал сырьевой алюминий, а комбинат – готовую продукцию, авиационные двигатели, а в перспективе, возможно, и большее.

Перестройка переломила все планы: деньги, выделенные на строительство комбината, перебросили на строительство алюминиевого завода, а затем и, вообще, прекратилось финансирование.

А когда поняли, что просто продавать алюминий в “чушках”, как сырьевой продукт невыгодно, построили "Саянскую фольгу" – Саянал. Будущее у предприятия было перспективное, но перестройка 90-х всё перевернула. Предприятие обанкротилось и развалилось, зато стал расти и процветать СаАЗ (Саянский Алюминиевый завод).

Пошли тяжёлые годы. То работы нет, то зарплату не давали, хорошо, что климат подходящий, и на земле всё растёт – это было хорошим подспорьем, да и моё увлечение с детских лет рыбалкой, тоже помогало прокормить семью.

Зимняя щука

Озёр в Хакасии великое множество, рыбы в то время было немало. На Енисее я ловил хариуса, ленка, однажды попался даже таймень кг 8-10 – сильная рыба и красивая. Бороться пришлось с ней минут сорок, но оно того стоило.

Как-то зимой поехали с рыбаками комбината на “Джойскую Сосновку”. Это ручей по правому берегу Енисея, выше Саяно-Шушенской ГЭС, а справа, чуть ниже по течению, впадает река Джой.

Просидели пятнадцать человек на льду целый день, а улов – три щучки и килограмм 7-8 окуней на всех, а было это в субботу, ну, а в воскресенье с утра пораньше собрался на рейсовый автобус и до Черёмушек, а там ещё 12 км до лога, где протекает ручей “Джёйская Сосновка”.

На развилке подобрали такие же заядлые рыболовы на мотоциклах и довезли до места. Разбрелись каждый по своим излюбленным местам, я тоже пришёл на то место, где ловил в предыдущий день, лунки почти не застыли, наловил быстренько окуньков и расставил жерлицы на щуку.

Те, кто меня привёз уже поймали трёх штук по 2-3 килограмма, я же пока довольствовался двумя пойманными окунями, один на 300 грамм, а второй – на полкилограмма.

Вдруг услышал шелест, как будто снег сползает со склона, повернулся в сторону жерлиц – увидел, что сработала самая дальняя. Тогда были жерлицы простые: мотовильце из досочки и сверху на неё клали поплавок или подвешивали поплавок над лункой, а мотовило клали на лёд в полутора метрах от лунки, чтобы оно при поклёвке свободно скользило по льду или снегу.

Заметив, как медленно ползёт моё мотовило к лунке, я крадущимися шагами пошёл к жерлице – лёд был тонковатый, да и чтобы меньше было шума, но, чем ближе я приближался, тем быстрей ползло мотовило.

Последние метры, не обращая внимание на треск льда, преодолел бегом в несколько шагов, успев схватить в последний момент жерлицу, тем самым предупредив резкий рывок и обрыв снасти.

На противоположном конце снасти почувствовал сильные рывки крупной рыбы, щука никак не хотела идти в лунку, как я не старался её туда завести, не знаю, с какой попытки я всё же её завёл, но на этом борьба не кончилась: в лунку выглядывал “утиный клюв” шириною сантиметров пять.

Хорошо, те ребята, с которыми я приехал, увидели и пришли на помощь. Младший из них принёс пешню и багорчик, забагрив этого “крокодила” и расширив лунку пешнёй, вытащили щуку на лёд.

В этом хищнике оказалось девять с половиной килограмм. Как сказал один из рыбаков: "Как спортивный экземпляр – стоящий противник, а с кулинарной точки зрения – дрова".

ЗАВОД

алюминиевый завод Саяногорск

После ухода с комбината (увольнялся я всегда в начале лета, занимался заготовкой лесных даров да рыбалкой) осенью устроился на завод, в цех общепита. Проработал там чуть больше семи лет, попал под сокращение – и опять любимое хобби помогло выживать, да и время ещё было постперестроечное.

Летом в тайгу ходил почти через день, обошёл все близлежащие лога и сопки. Один ходил и группы водил, а по осени опять устроился на работу слесарем по обслуживанию торгового оборудования. Почему-то на одном предприятии более семи лет проработать не удавалось: или сокращение, или здоровье подводило. Вот и в торговле проработал шесть лет, ушёл.

Опять всё лето бродил по тайге и всегда жалел, что не освоил фотокино, аппаратуру, да в то время и хорошая камера стоила хороших денег. Это сейчас появились доступные цифровые фотоаппараты, а в то время у нас о них можно было только мечтать, потому что цена была космическая.

СИБЦМА

горнолыжная база Тёя

Пролетело очередное лето: медведь готовил себе на зиму берлогу, а я искал работу. После непродолжительных поисков устроился в фирму по изготовлению металлоконструкций, но основной профиль предприятия был – изготовление и монтаж металлических дверей. Когда работал в Фирме “Сибцма” (Сибирский цвет.мет. и автоматика), пришлось объехать почти все посёлки южных районов Хакасии.

Побывал на руднике “Верх Тёя”, который знаменит тем, что там построена лыжная база в вершине горы Тёя, где тренируются наши Российские лыжники. Мы приехали туда в середине июля, там только распускались жарки, а ведь эти цветы выглядывают вслед за подснежниками. Там прошла неделя, как сошёл снег, а в августе уже выпадает свежий.

Вот и получается, что почти круглый год зима. И таких мест немало в Хакасии, где на склонах гор лежит снег и не тает, хотя вершины не сильно большие: 2-2,5 тысячи метров над уровнем моря.

За тридцать с лишним лет, что прожил в этом красивом крае, я проработал слесарем-станочником,слесарем-монтажником, слесарем АВР (аварийно-восстановительных работ).

Прошёл путь от слесаря первого до пятого разряда. Куда только не бросало в трудовой деятельности, но всегда возвращался к профессии слесаря, а из-за любопытного характера, всегда делал работу чуть шире специальности слесаря.

Заслуженный отдых

Три года назад ушёл на заслуженный отдых, но сидеть дома не пришлось. Хорошая знакомая получила наследство в городе, продавать усадьбу не захотела, решила оставить как память, да и всегда можно приехать отдохнуть в отпуск, ведь живёт в далёкой Северной столице.

Занимаясь потихоньку ремонтом, по вечерам я сидел за компьютером, в игрушки мне надоело гонять. Ещё когда работал, переписывался с одноклассниками, как и все, иногда что-нибудь искал для строительства. Как-то раз мне попалась статья на сайте Loxotrona. net.

Подписался, начал читать – некоторые предложения на удалённую работу даже отправлял на проверку (сайт вычисляет мошенников) – так продолжалось два года.

А в августе прошлого года пришло приглашение пройти обучение на бесплатном коучинге “Одна Семья”, и хотя это обучение на социальной основе, за техническую часть надо платить! Если всю сумму я не вытянул, но плачу в течение года по две тысячи в месяц. Такую сумму я мог выкроить со своей “большой” пенсии.

Но меня взяли сомнения: хватит ли терпения и сил дойти до финиша? Ведь в данном случае ты – сам себе начальник: сам устанавливаешь свой график рабочего дня! И я всё же рискнул. Если у вас появится желание хотя бы ознакомится с этим коучингом, то можете почитать о нем по ссылке.

цветы жарки сибирские

Так незаметно пролетел год. Всё сложилось, как в сказке, хотя я об этом даже и не думал, смотрел за домиком со всеми хозяйственными постройками и параллельно проходил в свободное время обучение.

Но так как домик был в последние несколько лет в запустении, надо было привести его в порядок. Вот и пригодился весь жизненный опыт. И уже через год его внутри было не узнать. А вот снаружи пока ещё предстоит всё сделать.

Потихоньку движется ремонт, и параллельно идёт учёба. Спасибо, что дочитали до конца! Напишите своё мнение, что вы думаете о моей заметке, может, у вас остались вопросы? Мне будет приятно на них ответить.

Нет комментариев

Добавить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение